Владимиръ - федеральный патриотический журнал
Спорт

Образец героя

ЛЕГЕНДА МИРОВОГО БОКСА

Посвящается Владимиру Цезариевичу Черне
Автор Владимир Фролов

12 июля «На смену!» публикует статью
Бориса Акулова «Любимый прием Кости
Цзю». Цитируем.
«На ринг XXIV Олимпийских Игр в Сеу-
ле советский бокс выйдет, имея богатый
послужной список. Принимая участие в се-
ми Олимпиадах, наши мастера завоевали 47
медалей – 13 золотых, 18 серебряных и 16
бронзовых. Трижды – в 1956 году в Мельбур-
не, в 1964 в Токио и в 1968 в Мехико – сбор-
ная СССР побеждала в неофициальном ко-
мандном зачёте.
…Своеобразной подготовкой к Олимпи-
аде-88 стал нынче традиционный междуна-
родный турнир по боксу на приз Ленинг-
радского телевидения, проведённый в июне
во Дворце спорта «Юбилейный». По его ито-
гам будет укомплектована наша олимпийс-
кая сборная. Занявший на прошлогоднем
турнире первое место в весе до 60 кило килограммов Константин Цзю из Серова был
признан тогда самым техничным спортсме-
ном. И присутствовавший на соревновани-
ях главный редактор польского журнала
«Бокс» Люциан Ольшевский предсказал ему
большое спортивное будущее. Прогнозы
сбываются: успешно выступив нынче на де-
сятом турнире в Ленинграде, мастер спорта
международного класса Константин Цзю
имеет все шансы в составе сборной СССР
боксировать в Сеуле».
Далее – интервью с Черней. Фрагмен-
ты:
«– Как складывались у Кости дела на тур-
нире?
– Хоть это и важный старт, все же мы не
ставили задачей выйти на ринг в лучшей
форме, так как до этого у Константина была
большая соревновательная нагрузка. Он –
единственный из советской сборной, за
шесть месяцев выступивший в 17 боях. В 16
из них одержал победу (12 из них – между-
народные). Одним словом, сильно напря-
гаться было опасно. И все же результаты тур-
нира неплохие: Костя одержал две победы
над боксерами из Индонезии и Турции.
Правда, проиграл кубинцу, чемпиону мира
Хулио Гонзалесу.
– Вы тоже считаете, что Костя проиг-
рал? Я разговаривал со специалистами
бокса, и все они единогласно утверждают,
что Цзю в этой встрече победил. Вспомни-
те реакцию зрительного зала, который
долго не мог успокоиться от того, что ре-
шение в пользу чемпиона мира Гонзалеса
было принято неправильно!
– Я всегда говорил Косте, что нужно с
достоинством принимать любое решение
судей! А выигрывать нужно так, чтобы в этом
никто не сомневался!
– Значит, Вы довольны боем?

Нет. Было много ошибок. Но Констан-
тин их понял и после матча сохранил хоро-
шее настроение. А наши шансы на Олимпи-
аду повысились, так как в финале Гонзалес
встретился с основным противником Кости
из советской сборной Орзубеком Назаро-
вым из Фрунзе и выиграл со счетом 5:0. А за
месяц перед тем, на предолимпийской неде-
ле в Сеуле, Костя одержал убедительную по-
беду в финале над боксером из Германии
Андреасом Цуловым, который, кстати, выиг-
рывал и у Гонзалеса, и у Назарова».
«… – На прошлогоднем ленинградском
турнире Костю назвали самым техничным
боксёром. Такое же признание он получил и
на 54-м чемпионате СССР в Ташкенте. Это
талант?
– Я в таланты не верю. Главное для бок-
сёра – труд и ум. Да, ум. Ему и сила уступает.
– Есть ли у Вашего воспитанника люби-
мый приём?
– Да. И я только что о нём сказал. Это
трудолюбие. Без него в нашем виде спорта
долго не выдержать.»
Ещё один интересный материал на пре-
долимпийскую тему выходит на малой ро-
дине Черни и Цзю – в Серове. Местная го-
родская газета «Серовский рабочий» 18
сентября выкладывает на первой полосе
главную новость: «Вчера в Сеуле состоялось
открытие XXIV летних Олимпийских Игр».
А вот и Ходори собственной персоной. И
три большие фотографии: Цзю дома, – Цзю
с Черней, Цзю на тренировке – в огороде, с
тяпкой, приписка: «да-да, окучивание – это
тоже часть тренировки». И крупный заголо-
вок посередине: «Удачи тебе на олимпийс-
ком ринге, Костя!»
«… Сегодня Костя и Владимир Цезарие-
вич далеко от Серова, в столице XXIV летней
Олимпиады – Сеуле…»
Увы, нет В. Ц. в Сеуле. В. Ц., как и журна-
лист, не подписавшийся под своим выступ-
лением, смотрит Олимпиаду по телевизору.
Непонятно, почему в маленьком городке Се-
рове не все знают об этом.
«… И, возможно, как раз в этот момент,
когда вы берёте в руки газету, наш земляк
выходит на олимпийский ринг, готовится к
первой своей встрече…
Какое качество тренер считает у Кости
Цзю как у спортсмена, главным, спросили
мы у В. Ц. Черни.
– Трудолюбие, – ответил тот. – Ну и, ко-
нечно, талант…»
Черня сказал только о трудолюбии. Вто-
рая часть фразы – выдумка.
«… В эти дни серовцы с особым волнени-
ем будут включать телевизор во время транс-
ляции из Сеула боксёрских поединков. Мы
все «болеем», переживаем за тебя, Костя. И
желаем тебе только победы. Удачи на олим-
пийском ринге!»
Знакомый журналистский приём.
Сконструировать образ героя, подобрать
нужные вопросы и подъехать с ними к
своему собеседнику. Остальное – дело
техники. Набить схему живой речью, ук-
расить парой иллюстраций, добавить ли-
рики и / или пафоса. Что топорщится –
обрубить. Чего не хватает – подрисовать.
То, что нет времени или ума понять –
прикрыть всё объясняющим словом «та-
лант».
А Черня? А Черня «в таланты не верит».
Вот его конёк. И вот благодаря чему они вы-
росли. Талант не исчезнет оттого, что о нём
забыли. А ненужные мысли перестанут от-
влекать от дела. Костю он берёг от всей этой
попсы… Красивых слов ему никогда не гово-
рил.
Оставил на долю журналистов.

Филиппинец ударить не успевает. Его
рука судорожно дёргается, споткнувшись о
воздух, а тело падает на ринг будто срезан-
ное. Подскакивает рефери, открывает счёт.
Спортсмен не шевелится.
Цзю очень хорошо настроился на пер-
вый бой. Сразу взял инициативу. Соперник
оказался левшой: стоял в правосторонней
стойке. Цзю «раздёргал» его меткими удара-
ми, а затем усмотрел брешь в защите и ис-
пользовал один из своих коронных приё-
мов, особенно эффективных для левшей.
Удар справа «в обход» – снизу-сбоку в че-
люсть. И Кантансио на него попался.
Удар очень жёсткий. Костя уверен, что
встреча закончена. Но филиппинец под-
нимается на «девять». И Цзю применяет
«встречную фазу». Атакуя, делает вид, что
открывается, провоцируя отчаянно рубя-
щегося соперника на контратаку. И ещё не
оправившийся после нокдауна Кантансио
покупается, кидается вперёд, чтобы не
опоздать с ударом… И опаздывает. В долю
секунды Цзю бьёт правой на опережение.
Чтобы сила его удара умножилась на ско-
рость мощного рывка филиппинца. Вели-
колепно чувствует: попал в самый центр
подбородка.
Это один из тех ударов, после которых у
проигравшего пропадает охота продолжать
карьеру.
* * *
В Сеуле Костю ждали. Помнили по пре-
долимпийской неделе. Ну как же: свой. Чувс-
твуется корейская кровь (Цзю в переводе –
Краснов), пусть и в третьем поколении.
Конечно, он уже начал привыкать к все-
общему вниманию к своей персоне за грани-
цей, но в Сеуле встречали по-особенному. Не
дали даже с трапа самолёта сойти – подвалила
толпа встречающих. Бурно выразили свой
восторг, начали расспрашивать, фотографи-
ровать, засыпали сувенирами. Цзю – парень
общительный и не в диковинку ему журна-
листские привычки, – с удовольствием со все-
ми побеседовал. Через переводчика, правда, –
корейского языка Костя всё же не знал. Толь-
ко собирался его осваивать. Но это ничуть не
мешало.
Ему нравилось здесь, – впечатления от
предолимпийской недели ещё не остыли.
Нравился ритм жизни большого разноцвет-
ного города, совершенно непохожего на Се-
ров. И его обитатели – улыбающиеся, от-
крытые, незакомплексованные. Их гостеп-
риимство и доброжелательность. В России
люди ведут себя несколько иначе.
Цзю действительно чувствовал себя сво-
им. Мало того – он был без преувеличения
всеобщим любимцем. Проявлялось это во
всём. Широченные улыбки прохожих, под-
чёркнутая вежливость и предупредитель-
ность обслуживающего персонала Олим-
пийской деревни, мгновенное решение
всех оргвопросов: аккредитацию на Игры,
например, ему сделали первому. И, конечно,
плещущий драйв трибун в минуты его вы-
хода на ринг. О, как это классно, когда за те-
бя так «болеют»!
Он почти забыл про руку. Нет, бинтовал
и берёг её как прежде, но вот острота чувс-
тва первой в его жизни серьёзной травмы
притупилась и ушла на второй план, за-
слонённая ворохом новых, ни с чем не срав-
нимых эмоций, которыми он просто упи-
вался. Голова шла кругом! Всё же не каждый
восемнадцатилетний уральский мальчик
попадает на Олимпиаду и не каждого попав-
шего туда готовы носить на руках и так лю-
бить – вот просто любить, несмотря на то,что он ещё ничего особенного здесь не со-
творил, – просто за то, что он такой обая-
тельный.
А Олимпийская деревня, в которой со-
ветские боксёры занимали две огромные
квартиры на шестом этаже обалденнейшего
здания! А «шведский стол», которым им,
правда, не приходилось наслаждаться в пол-
ной мере, потому что все держали вес, – но
это море ароматов, корейская экзотика! А
тусовки в ресторане с обменом адресами,
значками, вымпелами, сувенирами, и ресто-
ран набит так, что не войти, не выйти, – все
нации, все континенты! Его материализо-
вавшаяся мечта! ОЛИМПИАДА!
* * *
24 сентября «Советский спорт» выдал
такую информацию: «В категории до 60 кг
наш Константин Цзю нокаутировал барба-
досца Сина Найта.» Журналистика часто
жертвует достоверностью ради оператив-
ности.
Было так.
Найт оказался рослым темперамент-
ным гладиатором, «работающим первым
номером» – так говорят о тех, кто исповеду-
ет активную и жёсткую манеру, постоянно
атакует, навязывает себя. По выработавшей-
ся привычке Костя начал изучать соперни-
ка заранее. Собрал всю имевшуюся о нём
информацию, внимательно просмотрел
первый бой барбадосца, в котором тот хо-
рошо уделал мексиканца Джила Тэмеза. На-
бросал в дневнике план.
Всё закончилось быстро. Уже через пол-
минуты Найта потряс мощный удар «враз-
рез» – перчатка выстрелила между его вы-
ставленных в защите рук. Барбадосец изо
всех сил зажестикулировал, возмущённый
тем, что рефери отсчитывает ему девять се-
кунд: мол, никакого нокдауна не было, уйди
от меня! Да, бесспорно, удар парень держал
хорошо, но по глазам Костя видел: был нок-
даун. Помутились у Найта глаза.
Потом он ещё раз хорошо попал. Даже
не понял, как это получилось. Позже, уже ве-
чером, просмотрел бой в видеозаписи.
Шесть раз подряд. И всё равно не понял.
Пришлось прокручивать кассету на замед-
ленной скорости. И вот тогда увидел. Мол-
ниеносный удар левой. Своей больной ле-
вой… Своей могучей левой! Этот «невиди-
мый» – хотя к чёрту кавычки – удар означал
для барбадосца больше, чем просто второй
нокдаун. Он означал поражение, потому
что, потеряв координацию после таких
плюх, за две секунды до гонга он пропустил
третий акцентированный удар, разломав-
ший его оборону. Бой остановили. Явное
преимущество Цзю. Кто бы сомневался.
* * *
Черня В. Ц. будет объяснять потом, что
готовились не столько к конкретному со-
пернику – на Олимпиаде слабых не бывает,
– сколько вообще к сопернику высокому. А я
почему-то усмотрю в этом переносный
смысл и долго не буду догонять, пока нако-
нец до меня не дойдёт, что слово «высокий»
нужно понимать буквально: высокого рос-
та! Оказалось, рост для боксёра очень ва-
жен. Он даёт массу преимуществ. Возмож-
ность работать на дальней дистанции и до-
ставать противника, не особо к нему
приближаясь. Лучшая маневренность. Бо-
лее детальный обзор поля боя. У Цзю ниче-
го этого нет. Он едва ли не самый низкорос-
лый в своей категории: 167 см. Физические
данные – прекрасные, но по тем временам
тоже не выдающиеся, если говорить о
спортсменах экстракласса. Ведь попадают-ся такие «убийцы», которые одним ударом
башку тебе могут снести. Видимо, специ-
ально тренируются. Костя позже рассказы-
вал об одном своём жутком бое в Ленингра-
де. С индонезийцем. Тот, видимо, согнал с
десяток килограммов, чтобы влезть в лёг-
кую категорию. «Накачанный до ужаса. У
него рука – как у меня нога. А удары? Он ме-
ня на ринг сбивал ударами, представляете?
Сразу как пошёл вначале, как слева даст с
прыжка! Попадает в плечо – и я лечу на ринг.
В плечо попал – и сбил! Он два раза за бой
сумел мне по лицу шоркнуть, и сразу синя-
ки посадил. Шорк – и синяк! А руки вообще
все потом до локтей в синяках были. Нату-
ральный убийца…»
И вот таких монстров нужно побеждать.
Мало того – убедительно побеждать. Что
остаётся? Правильно. Ум. Которому и сила
уступает. Остаётся филигранная техника
Цзю, которую единодушно превозносят
специалисты всех размеров. Особенно за-
рубежные. Наши высказываются осторож-
нее. Наверное, боятся сглазить… Ну и, ко-
нечно, в арсенале достаточно коронных
приёмов, выручавших его в самых тяжёлых
ситуациях.
Но всё же конкретный соперник у Цзю
есть. Встречались до Олимпиады они лишь
однажды, но сразу стало ясно, что всё толь-
ко начинается. Они попробовали друг друга
на зуб и запомнили. И вот теперь этот са-
мый конкретный соперник приехал в Сеул.
Он давно утвердился на международном
любительском ринге, имеет классный рей-
тинг, отличную «физику» и очень выгодный
рост – 180. И, разумеется, конкретную фа-
милию. Цулов.
Вот кого главным образом имел в виду
Черня, выписывая в «келье» (его выражение)
свою «Модель реагирования» и рассуждая с
Костей о высоком боксёре. Может быть,
вслух это и не звучало, но уж точно имелось
в виду.
И вот чью фамилию внимательно иска-
ли Костины глаза в отпечатанном по резуль-
татам жеребьёвки протоколе встреч. Цулову
по жребию достался десятый номер. Цзю —
двенадцатый. Их пути пересекались ещё до
полуфинала – в 1 / 8.
* * *
ИЗ СПОРТИВНОГО ДНЕВНИКА ЦЗЮ.
«….24 сентября, суббота.
Утро.
Первый раз проспал до 9 часов. Вышел,
сделал гимнастику минут 10, а затем про-
бежался 10 минут. 1 раунд – бой с тенью.
В деревне скукота, все наши ребята на
корабле, кроме тех, кто боксирует…»
И – всё. На этом записи обрываются и не
возобновляются почти полтора месяца, аж
до середины ноября. У Кости нет желания
открывать дневник.
* * *
Хорошо помнил «хабаровский» план и
настраивался на работу в обороне, на фин-
ты и выдёргивания. Соперник не тот, кото-
рого можно купить за рубль двадцать. Поэ-
тому вперёд не лететь, сторожить вездесу-
щие перчатки немца и стараться измотать
его, а потом поставить победную точку.
Длиннорукий Цулов тоже осторожни-
чает. Старательно избегает ближнего боя,
держит Советский Союз на дистанции и ак-
куратно обстреливает его несильными, но
обидно точными и будто усыпляющими
ударами слева. Не ударами даже – тычками:
тык-тык-тык! Но это он не нервы проверяет
– очки набирает. Где тычок – там и очко.
Приходится всё время вертеться, гнуться, уворачиваться, чтобы не попадал. Цзю ста-
рается не нервничать, держаться со спокой-
ным достоинством и всё высматривает сла-
бое местечко в обороне немца, чтобы от-
влечь его внимание и долбануть справа. А
тот знай прыгает вокруг, знай тычет своей
длиннющей левой. Слышь, хорош тыкать!
Ударь лучше всерьёз, чтобы кураж пошёл!
Ферштейн? Гонг.
– Костя, где удары? Где атаки? – встреча-
ют секунданты – тренеры сборной Юрий
Цхай и Рамаиль Миграбян.
Да, со стороны бой, возможно, и не
очень. Не то что первые два. Но Цзю возоб-
новляет свой танец. Игра в «кто – кого» про-
должается.
Во время второго перерыва появляется
Артём Лавров.
– Проигрываешь, Константин. Работай
сам! Бей! Рви его!
И в самом начале последнего раунда в
Косте что-то ломается. Он отбрасывает все
планы и кидается в бой, как бык, вконец ра-
зозлённый тореадором.
«ПОМНИ: НА РИНГЕ ГЛАВНОЕ –
АКТИВНОСТЬ.
боксировать без пауз
удары
финты
работа ног
ТРЕТИЙ РАУНД –
РЕШАЕТ ВСЁ ОТДАТЬ ВСЁ
ВСЁ ДО КОНЦА!!!»
* * *
Через минуту после того как длинная ру-
ка немца победно взвилась вверх, в кварти-
ре В. Ц. затрещал телефон.
Потом ещё. И ещё.
Звонили знакомые и совсем незнако-
мые люди. Болельщики и те, кто просто
знал его и Костю. Утешали. Ругались. Рыда-
ли навзрыд. Тогда приходила очередь уте-
шать их.
– Спасибо вам, – говорил он прежде
чем повесить трубку.
И, может быть, успокаивался.
* * *
«… Наш К. Цзю в первом же раунде нока-
утировал филиппинца Л. Кантансио, во вто-
ром бою вынудил рефери остановить схват-
ку за явным преимуществом над С. Книхтом
(Бермуды). Но в 1 / 8 финала у Константина
не хватило мастерства, чтобы во 2 и 3 раун-
дах переиграть А. Цулова из ГДР, который
искусно построил бой прямыми ударами с
дальней дистанции и, умело маневрируя,
уходил от мощных атак Цзю. Немецкий бок-
сёр провел в Сеуле шесть боёв, все выиграл
по очкам, обыграв нокаутёров, и стал олим-
пийским чемпионом.» («Бокс без брака»,
тренер и судья международной категории
по боксу Георгий Зыбалов, журнал «Физкуль-
тура и спорт», 7.08.1989 года).
«… Вместе с двукратным обладателем
Кубка мира, серебряным призёром Москов-
ской Олимпиады Сериком Конакбаевым…
мы смотрели другие встречи, видели, как вы-
были из борьбы наши К. Цзю, Р. Тарамов,
В. Ерещенко. Первые двое провели свои бои
скованно, уступив даже не фаворитам…»
Вот это просто очень сильно сказано!
«… Три неудачи на предварительных эта-
пах. Много это или мало? Вот мнение Ко-
накбаева:
– На мой взгляд, много. Спорт, конечно,
есть спорт. Но проигрывать на столь ранних
этапах – это всё-таки не наш уровень. Рас-
считывали на четыре золотые медали, в том
числе и на успех Цзю, и, как видите, не всё пока идет гладко.

– Серик, в последние годы наставники
сборной СССР оправдывали неудачи подо-
печных предвзятым судейством и бурным
прогрессом боксёров Кубы. В Сеул кубинцы
не приехали, а судьи, хоть и ошибаются, но
наши пока от этого не пострадали. И всё же
особой радости поединки на олимпийском
ринге не приносят.
– Сегодня торжествует следующая тен-
денция: в бокс идут атлетически крепкие
парни. Они развивают ураганный темп, на-
носят сотни ударов, но и пропускают нема-
ло. На передний план вышел атлетизм, на
технику же обращают всё меньше внима-
ния. К сожалению, и наши боксёры грешат
этим недостатком. В нынешней сборной
свой почерк имеют, пожалуй, лишь Артемь-
ев и Казарян…» («Бокс или драка?» Без под-
писи, «Комсомольская правда», 27.09.
1988 года).
Теперь – выдержка из интервью прези-
дента Международной ассоциации люби-
тельского бокса (АИБА) Анвара Чоудри (Па-
кистан) газете «Правда»:
«…– Что Вы можете сказать об уровне
советского бокса?
– Скажу прямо: я и мои коллеги по ис-
полкому АИБА были разочарованы откро-
венно слабым выступлением советской ко-
манды на Олимпийских Играх. Судейство в
данном случае роли не сыграло – всё было
правильно. Слабая готовность, не лучший
состав, а в результате – разочарование…»
(«Дорога на ринг открыта», Юрий Марков,
«Правда», 2.02.1989 года).
И ещё.
«… Каждый день мы видели на экране ли-
ца, вернее, безликие маски молодых ребят,
«возящихся» на ринге. На этом безликом фо-
не ничем не выделялись в большинстве
своём и наши боксёры… Результат их вы-
ступления на самом престижном турнире
нельзя назвать успешным не только потому,
что завоёвана всего одна золотая медаль
(могло быть и меньше, если бы не отсутс-
твие кубинцев). На ринге большинство чле-
нов сборной страны демонстрировали бокс,
далёкий от его лучших образцов. Из интер-
вью чемпиона Олимпийских Игр Вячеслава
Яновского: «…команда была сильная, но ка-
кая-то чересчур однообразная по стилю.
Нынче бокс таков, что если нет у тебя «изю-
минки», то выделиться на ринге трудно: мно-
гие друг на друга похожи…»
Я люблю этот вид спорта, поэтому так
страстно говорю о нём. Давайте остановим-
ся, задумаемся. Ведь мы разрушаем постро-
енную на искусстве единоборства систему,
заменяя её примитивной накачкой и натас-
киванием. Я уверен: наш сегодняшний бокс
нуждается в защите – от плохих тренеров,
от неумелых судей, от руководителей, не
ждущих, а требующих результата…» («Безли-
кая маска ринга», мастер спорта Глеб Толс-
тиков, «Советский спорт», 11 января 1989 го-
да).
Оценка результатов выступления наших
боксёров в Сеуле была в СССР однозначна:
провал. Об этом говорили чуть ли не полго-
да. И спортсменам, и тренерам, и функцио-
нерам Госкомспорта прилетело по полной.
Лаврова отстранили. Такие преступления не
прощаются.
В остальном боксёрском мире в это
время тоже было жарко: итогами Олимпиа-
ды-88 в случае с боксом остался недоволен
сам президент МОК. А именно: в Сеуле резко
выросло число участников, соответственно
и нагрузка на каждого из них: за две недели
шесть схваток, каждая из которых выжимает
спортсмена килограмма на 3-4. Плюс разни-
ца в мастерстве и наметившаяся тенденция А МИРОВОГО БОКСА
к нокаутирующему, «тотальному» боксу, ко-
торую отметил Конакбаев. На выходе – не-
бывалый уровень травматизма на обоих
рингах Сеула. Самаранч даже всерьёз поду-
мывал об исключении бокса из программы
Олимпиад… Вот до чего добоксировались!
Что же случилось с Цзю? С этим велико-
лепным мастером, которым он стал уже в
восемнадцать. Почему он проиграл.
Да – он всё ещё зелёный пацан. Да – при-
ехал на Олимпиаду «с одной рукой». Да –
приехал уставший, наскитавшийся по гос-
комспортовским сборам и отработавший в
бесконечной череде отборочных турниров
почти 20 жесточайших боёв и был далёк от
пика психической свежести, в отличие от
того же Цулова. Да! Но он бы всё равно побе-
дил.
Цзю:
– Знаешь, они мне правильно, в об-
щем-то, говорили, как нужно работать с этим
соперником. Но… не для меня это. Эта работа
– не для меня. Я боксирую в другой манере. У
нас же план был тактический. На каждый ра-
унд. Почему-то я не до конца выполнил его.
Хотя помнил о нём. Почему? Не знаю. В итоге
– 3:2… не в мою пользу.
Черня:
– Он молодец. Остался без своего ос-
новного оружия – и не разнюнился, руки не
опустил. Работал, работал с этой травмой.
Травму преодолевал. Своё душевное состоя-
ние преодолевал. В этом его сила. А в чём
слабость? Не хватает принципиальности.
Жизненной такой принципиальности. Но
это приходит с годами. Чтобы человек по-
нял: да, всё, что я делаю, я делаю осознанно и
никто меня в этом не переубедит. И никакие
обстоятельства с пути не сдвинут. А то быва-
ет так, что «я всё делаю осознанно, но начи-
наю приспосабливаться к обстоятельствам».
Так можно в конце концов и человеческое
достоинство потерять. А в Сеуле Костя поте-
рял себя на ринге. Изменил себе, как в «Фаус-
те». Тренеров этих я не виню – виню Костю.
Не Цулов его сломал – он сам сломался, по-
тому что послушался команды «фасс!» По-
шёл по пути наименьшего сопротивления.
Просто махать руками ведь легче, чем ду-
мать. Надо было проворачивать немца. Рас-
качивать, изматывать. Он мог его засадить!
Мог! Три-четыре точных удара – и… Он бы
«золото» привёз оттуда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *