Журнал Владимиръ
Спорт

ПРИТЧА О МОЛОКЕ

Легенда мирового бокса

Посвящается Владимиру Цезариевичу Черне

Автор: Владимир Фролов

Притча о молоке

– Так, Саша, всё отлично. Спокойнее. Не торопись. У тебя всё получится. Теперь слева! Ещё! Нет, нет, он же опережает. А ты будь
проворнее. И лучше защищайся. Игорь! Пугаешь справа, а удар где? Во! Видишь, получилось! Молодец. Саша, а ты чего зеваешь?
Ты на ринге, а не в кинотеатре. Ну, вот! Класс!
Давно бы так! Ставь точку. Ставь! Всё, Саша, спасибо. Ты очень помог и ему и мне. Ты настоящий мужик. Как и Игорь. Гонг!
Раунд окончен. Мальчики, а сейчас давайте немного переключимся. Вы устали, я устал. Послушаем музыку. Потанцуем. Игорь,
зачем сел? Нет, нельзя. Продолжай двигаться. А музыка даст тебе новые силы. Ты отлично закончишь бой. Но пока не думай о том, что впереди ещё один раунд. Просто расслабься. Подыши. Вот так! А теперь – дискотека!
Тренер жмёт кнопку старенького магнитофончика. И вот это уже не спортзал –танцпол, на котором все отрываются по полной. Будто и не было тренировочной ус-
талости – руки-ноги сами двигаются, только
держи! Тренер, как всегда, в самой гуще событий – в центре зала, жару задаёт. Это часть тренировки. Маленький праздник
посреди большой потной работы. Его все любят и ждут.
– Хорош! – смеётся тренер. – Продолжаем наш бой. Саша, Игорь, отдышитесь, придите в себя. Внимание! Сейчас начнётся
третий раунд! Третий – и самый важный. Решающий. Болельщики на трибунах. Они волнуются и употребляют валидол. Они делают
ставки! Кто же победит? Кто? Все в нетерпении. Эмоции накаляются. Трибуны шумят!
Эй, болельщики, вас не слышно! Да, теперь
совсем другое дело! Боксеры приготовились! Гонг!
Финиширует третий раунд тренировочного спарринга, а с ним и вечер. Тренер даёт
группе распоряжение закончить работу лёгкой пробежкой и гимнастикой, а сам ненадолго отлучается в свою каморку, где только стол и стул, и всё равно повернуться негде.
Топот двух десятков маленьких ног по полу
спортзала начинает стихать, и тогда он снова выходит и громко говорит, обращаясь
сразу ко всем:
– Отлично, молодцы. Пока вы встряхиваете мышцы и восстанавливаете дыхание, я
вам одну интересную историю расскажу.
– Какую?
– Миша, сейчас узнаешь. Вот сюда подходите, поближе. Так, чтобы всем слышно и
никому не тесно. Саша, ты опять сел! Нет, ра-
но! Прогуляйся спокойно, наклончики поделай, подыши. Ты сегодня жёстко порабо-
тал, и сразу останавливаться нельзя. Мотор не любит, когда его резко выключают.
Разгорячённые парни собираются вокруг. Знают: опять будет прикольно.
– Это старинная индийская притча. И называется она Притча о молоке. Давным-давно жил да был один махараджа. Царь, если по-нашему. И понадобилось ему выбрать для себя главного министра. Махараджа дол-
го думал, как это сделать. И наконец придумал. И повелел: пусть каждый претендент
пронесёт по стене, окружающей город, кувшин, полный молока. Причём, на вытянутых
руках. Да так, чтобы ни капли не пролилось!
А слугам отдал приказ всячески мешать в это время: бегать около стены, орать, кидать в
него камни. Чтобы вынудить молоко расплескать. Хорошее испытание придумал.
В зале тишина. Тренер продолжает:
– И вот никто из претендентов на звание министра не может это сделать! Все отвлекаются, сбиваются, запинаются и в конце концов разливают молоко или даже вовсе кувшин роняют от волнения. Ну, что ты будешь делать! Неужели нет достойного во
всём царстве, во всей Индии? И вот остался  самый последний кандидат. Ему точно
так же вручили налитый до краёв кувшин, и он уверенно зашагал вперёд. Крики, камни –
ничто его не смущает. Вот половину уже прошёл! Тогда махараджа решил ужесточить
испытание. И приказал стражнику выстрелить в воздух. Пуля пролетела рядом с головой идущего, но он даже глазом не моргнул!
И махараджа понял: вот он. Я его нашёл! А когда тот, не уронив ни капли молока, спустился со стены, спросил, как ему это удалось.
«Очень просто, мой повелитель, – ответил тот. – Я смотрел на молоко». – «Тебе не ме-
шали крики? И неужели ты не слышал выстрела?» – «Нет. Я смотрел на молоко». Вот
такая притча. Как думаете, о чём она? На самом деле она ведь не о молоке.
– Он был сосредоточен. Поэтому ничего не пролил.
– Точно, Михаил! Всё верно. Он на-
столько увлёкся своим делом, что полностью отключился от всего остального. Так сконцентрировал своё внимание на этом
вот кувшине. А все остальные претенденты
думали о том, смогут ли они выполнить задание и беспокоились, как при этом выгля-
дят со стороны. Мальчики, да ведь вам всем уже давно известна мораль, в этой истории
заключенная: делаешь дело – соберись! Настройся! А значит – забудь обо всём другом.
Так? Вот сел ты, например, за стол обедать. А в это самое время вспоминаешь, как ты вчера на тренировке отрабатывал на мешке
правый прямой. И все твои мысли на этом мешке сконцентрированы. Что получается?
А желудок у тебя неправильно работает и пища плохо усваивается. Так ты вернись к
своей тарелке! Посмотри, какой суперский сегодня мама борщ сварила. Как он пахнет
замечательно! Какой красный да наваристый! Тогда у тебя полный порядок будет с пищеварением. А хорошее пищеварение для
спортсмена – основа всех достижений. Или
наоборот возьмите ситуацию: боец выходит на ринг и представляет, как он сегодня вечером пирожных накушается на дне рождения. Смешно? И сразу можно предсказать, что с ним на ринге произойдёт. И так – во
всём, что вы делаете. Ничего нельзя отдавать на волю случая. Любой момент своей жизни
контролируйте от и до! Иначе вашей жизнью станут управлять другие.
Такие вот тренировки в отделении бокса ДЮСШ . Во многом калька Школы Заппарова: предельная дисциплина, железный порядок, тотальная сосредоточенность
на боксе. Но В. Ц. привнёс сюда и много своего. Демократичность. Душевность. Доверительность. Ощущение праздника. Чер-
ня никогда не проводит двух похожих тренировок – он фантазирует, творит, играет,
смешивает темы, стили, жанры и ритмы. Он и в спортзале такой же, как в жизни. Он не учит и не тренирует – просто живёт! И это
то, что к нему притягивает.
«Серовский рабочий», 12 августа
1983 года:
«На тренировке, которую ведёт Владимир Цезариевич Черня, даже постороннему человеку присутствовать интересно, осо-
бенно когда он работает с ребятами старшего возраста. Готовит он спортсменов-боксёров. Но считает, что хорошим
боксёром можно стать лишь будучи хорошим легкоатлетом, футболистом, баскетболистом, хоккеистом и даже… танцо-
ром. И недаром через три-четыре года из неуклюжих мальчишек, разных по характеру и физической подготовленности,
складывается дружный коллектив единомышленников. Не сразу, не вдруг получается это. И не все, кто приходит на первую
тренировку в школу бокса ДЮСШ гороно, остаются здесь.
– Это как сито, – рассказывает Владимир Цезариевич. – Остаются только те, кто сумеет заставить себя отказаться от каких-то вольностей ради спорта, ради самоутверждения. Я не хочу сказать, что остаются одарённые мальчики, которые в будущем
непременно станут участниками громких соревнований. Для меня совсем не важно
непременно вырастить большого спортсмена. Гораздо приятней видеть, что из моих парнишек вырастают настоящие мужчины, для которых бокс – это не просто умение драться. Только с чистой душой, без всякого злого умысла, желания отомстить должен выходить спортсмен на ринг».
* * *
Не станем подробно описывать исто-рию многострадального здания серовской
ДЮСШ, но несколько главных моментов отметим. Для того, чтобы нагляднее показать, в
каких условиях работал Мастер.
Городскую котельную возвели в 1961 году. Стояла она на балансе ПО «Серовлес». Лет через десять котлы перенесли, и городской
отдел народного образования, заключив с балансодержателем договор аренды, приспособил домик под комплексную спортив-
ную школу. Капитального ремонта здесь не было никогда. И в конце восьмидесятых здание начало разваливаться на глазах. В 1986
по потолку директорского кабинета побежали трещины, потом он набух, просел и
рухнул, выстрелив в пол кусками штукатурки. В. Ц. поставил на пол корыто и надел на голову каску. Весной 1988 со стен дома по-
сыпались кирпичи. В. Ц. огородил школу бечёвкой с флажками и с ломом полез на крышу. Посшибал те кирпичи, что уже при-
готовились лететь вниз. Всё это время он осаждал сразу три инстанции: горисполком,
гороно и «Серовлес». Все отвечали: «Нет воз-можности».
Что всё это время творилось внутри горемычного домика? А внутри катастрофически не хватало света и в три раза перекрывал норму уровень влажности. Не говоря
уже о штукатурной бомбардировке. Кабинет директора школы выглядел так:
Нужно снова выйти на улицу и повернуть за угол. Там в стене торчит одинокая дверь.
На пяти квадратных метрах – стол и стул. Справа у стола – деревянный шкафчик
на четыре отделения. Слева – здоровенный
сейф с пишущей машинкой на ободранном темени. Сейф старый, машинка ещё старше.
Расписание занятий боксёрских групп на стене – их ведёт сам директор. И ещё две
второстепенные детали. У левой стены на полу – большое железное корыто с мусором и кусками штукатурки, насыпавшимися из
огромной дыры в потолке, откуда эффектно свисают обломки гнилых досок. Черня захлопывает за собой дверь, и в корыто из
дыры поступает новая порция штукатурки.
И последний штрих интерьера – шахтёрская каска справа на шкафчике.

– Я сидел в ней, – говорит В. Ц. – Когда потолок начал обваливаться, я шлем приобрёл. Два года назад.
Но, несмотря на весь этот беспредел, в ДЮСШ в 1988 году занимались уже около
700 человек – боксёры, фигуристы, гимнасты, ОФПэшники. Мало того – их количество неуклонно росло. Но и того ещё мало – школа регулярно, как с конвейера, выдавала городу чемпионов и призёров!
Может быть, вопреки они и выросли? И что, посади их в элитный зал со стёклами и
кондиционерами, оснащённый по последнему писку техники, окружи вниманием,
деньгами и фотовспышками, – ничего бы у них не вышло? Крамольная мысль? Но как в
пору своего расцвета тренировался тот же Тайсон? Маленький гимнастический зал в
Кэтскилле, в двухстах километрах от Нью-Йорка, вдали от шоколадной цивилизации.
Оутс: «Зал является собственностью дерев-
ни, но сдаётся внаём за символическую пла-
ту в один доллар за год мемориальному бок-
сёрскому клубу Каса Дамато. В этом зале
пустынно. Он так не похож на нынешние
технически оснащённые, роскошные спор-
тивные клубы*. В нём только ринг и несколько боксёрских груш; краска на потолке пошла пузырями, облезлые стены оклее-
ны газетными вырезками, объявлениями,
фотографиями и афишами великих чемпионов прошлого…»
Чемпион Мира среди юниоров А Пряничников: «Для занятий боксом надо ведь
немного: перчатки да грушу, скакалку, да душ. Сам я в сарае начинал».
* * *
ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ ЧЕРНИ.
«Нет ничего опаснее, чем склонность к
самосохранению. Ни одного дня без напряжённого труда!
Тот, кто ставит себя в условия ком-
форта, – размягчается. Как спортсмен он
закончился. – В. Ц.
* * *
Любопытный случай, связанный с
ДЮСШ.
В июле 1989 комплексную ДЮСШ Гороно посетил сам председатель исполкома Серовского горсовета народных депутатов
Альберт Дмитриевич Батухтин.
В этот момент ремонт здания, всё-таки начатый ЖКО «Серовлеса», всё-таки выбитый Черней ремонт, был в самом разгаре. По
советским меркам. Этот ремонт «Серовлес»
начал в апреле. (До апреля директор школы
сидел в своём кабинете в шахтёрской каске). На дворе июль. Что изменилось? Директорский кабинет опустел. В нём настлан но-вый пол, заделан многострадальный потолок и даже произведена побелка. Спортзал
одет изнутри обожжённой рейкой – примерно на метр от пола по всему периметру.
Ещё в нём свалены в кучу покалеченные столы и стулья, а у стен стоят длинные обструганные доски. Снаружи у одной из стен – деревянные «леса». У входа в школу – гора окаменевшего бетонного раствора. И мусорные
завалы вокруг, будто со всего Серова натаскали. При всём этом абсолютное безмолвие.
Самих работников нет.
Товарищ Батухтин вместе с Черней походил-посмотрел, покачал-покивал: да, надо
их потормошить. Попробуем разобраться…
Потом не выдержал:
– Слушай, Володя! Почему мы так к
этому зданию прилипли? У нас что – других спортсооружений в городе нет? А Дворец спорта? А Дворец водного спорта? По-
чему там вы не можете заниматься?
В. Ц. помолчал и спокойно сказал:
– Я отвечу на этот вопрос. В школе на сегодня 860 человек. В одном этом зале проводить тренировки им всем нет возможности ни теоретически, ни практически. Логично? Поэтому наши группы и арендуют другие спортзалы города. В том же Дворце спорта… Это раз. Теперь, во-вторых. Сколько в Серове мальчишек и девчонок-
подростков? Тысяч одиннадцать? Вот я считаю, что все эти одиннадцать тысяч
должны тренироваться в спортивных школах. Все. Без исключения. И для того нам
нужны вот такие здания.
– Ну, ладно, – понял Батухтин. – Вижу,
что ты печёнкой к этому дому прирос. Будем меры принимать. Обращайся, что нужно будет.
На том всё, собственно, и закончилось.
Но самое интересное – другое. Встреча эта состоялась через полторы недели после их
знакомства. А познакомил Черню с Батухтиным… Михаил Азёрный, на несколько дней
приехавший из Свердловска. Собкор тогдашнего «Советского спорта» по Уралу. Познакомил в кабинете председателя исполкома. И, мягко говоря, выразил своё недоумение. Потому что товарища Черню давно знают в Союзе. Знают в Европе. Знают в мире. Не знает его только председатель Серовского горисполкома. От которого до ДЮСШ товарища Черни – две минуты пешком.
* * *
Хоть школа и напоминает развалины Трои, в ней очень спокойно и уютно.
Вечером появляется Константин. Тот же улыбчивый и коммуникабельный па-
рень. Так же с сумкой через плечо, в том же спортивном костюме – экипировке олимпийской сборной СССР. Здоровается, обменивается несколькими фразами с тренером
– и начинает переодеваться.
Скоро они с Черней остаются в спортзале вдвоём. Тренер уже пропустил через себя все сегодняшние группы. С Костей он работает индивидуально.
Цзю разминается, бежит несколько кругов по периметру зала. Вначале обычный бег, затем правым боком, левым боком и
спиной вперёд. На всём пути следования – удары по воздуху, имитация защитных дейс-
твий. Сразу после – лёгкая гимнастика.
Сижу у окошка на скамеечке и наблюдаю. Ведут себя раскованно, даже весело. У Кости на лице ни тени напряжения. Тренер
– сосредоточен, но тоже очень непринуждён. Порхают, как мотыльки. Несколькими
днями позже, во время показательных боёв
на ринге городского турнира, я смогу наблюдать всю гамму технических приёмов
лучшего ученика В. Ц., а главное – его феноменальную гибкость и мгновенную реакцию. Уходя от удара, он способен отклониться назад практически под прямым уг-
лом! Попробуй, попади.
– Костя, стоп! – негромко говорит тренер, и оба мигом останавливаются. Начина-
ют что-то обсуждать. Черня показывает на локоть, на кисть, Цзю медленно повторяет
своё движение, комментирует. Улыбается. В. Ц. – тоже. Костя шутит. Оба смеются.
Потом тренировка продолжается. На часы никто не смотрит. Пашут и пашут. Самозабвенно. С удовольствием. После «спарринга»
Костя берёт баскетбольный мяч, бегает с ним по залу и удивительно точно кидает по кольцам. Раз, два, три, десять, двадцать! Потом – заключительная лёгкая пробежка и заминка.
Всё. Теперь домой.
В. Ц., посидев над бумагами в тренерской, тоже начинает собираться.
Рабочий день закончен.
* * *
ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ ЧЕРНИ.
«Ученик – равноправный творческий партнёр.
Ставить дальнюю перспективу с первого года обучения. Повышать объём тренировок до уровня
сборной страны».
ОТРЫВКИ ИЗ ПИСЕМ В. Ц.
ОТ ЕГО ВОСПИТАННИКОВ ИЗ АРМИИ.
«Я был ужасно рад за Вас и Костю, когда узнал об этом большом успехе на чемпионате страны. Жалко, что кончились мои
школьные годы, а с ними тренировки, занятия у Вас…» (Сергей Романенко).
«Уважаемый Владимир Цезариевич! На днях получил письмо из дома, а в нём статья из «Серовского рабочего» – «Я выиграю «Европу!» Прочёл её и чуть не пустился в пляс. Хотелось подпрыгнуть до потолка. Я серьёзно, не преувеличиваю. Так был рад успеху Кости Цзю, Вашему успеху, успеху советской сборной, рад тому, что мы земляки.

Поздравляю Вас, Владимир Цезариевич!

Спасибо Вам от имени всех учащихся ДЮСШ за то, что воспитали в нас не только боксёров, но и мужчин» (Юрий Романов).
«Хочу сказать Вам огромное спасибо за то внимание и заботу, которое Вы уделяли
нам. И пожелать здоровья, личного счастья,
бодрости духа и отличного настроения. И, конечно, дальнейших успехов в Вашем нелёгком, но таком нужном труде. Спасибо Вам!»
(Алексей Крылов).
* * *
У огромного стенда «Бокс», который
бросается в глаза при первом же визите в ДЮСШ. Как оказалось, это произведение самого В. Ц.
В центре – семь больших фотографий.
«Лучшие спортсмены». История ДЮСШ серовского гороно.
Первый в почётном ряду – Константин.
Физиономия ещё подростковая – давненько снято. Под фото подписи. Разной пастой,
разным почерком, потому что сделаны не в
один день. «Чемпион РСФСР. Чемпион СССР.
Чемпион Европы… Учащийся школы № 1…. И
свободное место для новых записей. Правильно. Их будет ещё много.
Следующее фото. Сергей Киселёв. «Чемпион Свердловской области 81 года». Ниже:
«Учащийся школы № 22… Сталевар».
Третий в ряду – Павел Бахматов. «Чемпион Свердловской области 81 года… Учащийся школы № 27… Токарь».
Дальше – Саша Шуплецов. Так и написано: «Саша». По-дружески. У него с ним связаны особые воспоминания. Когда-то Саша
был таким толстым и неповоротливым «мешком», что все тренеры от него шарахались.
Но не В. Ц. Для этого человека бесперспективных нет. И что получилось? «Чемпион
Свердловской области 79, 80, 81, 82, 83 годов.
Чемпион РСФСР 82 года. Победитель Спартакиады народов РСФСР… Учащийся школы
№20… Студент КПИ (Краснодарский политехнический институт)». Ай да «мешок»!
Дима Сильченко. Тоже очень именитый серовский боксёр. «Капитан команды. Чем-
пион Свердловской области 78, 79, 80, 81,
82 годов. Чемпион РСФСР 82 года… Учащийся школы№22… Студент ВИФ (Волго-градский институт физкультуры)».
Сергей Костицин. «Чемпион Свердловской области 79, 80 годов… Учащийся школы
№ 22… Студент ССХИ (Свердловский сельскохозяйственный институт)».
И седьмое имя. Юра Романов. Опять – просто «Юра». В. Ц. постоянно сбивается с
заданного себе официального тона и называет своих ребят попросту – так, как в жиз-
ни. «Чемпион Свердловской области 78 года. Учащийся школы № 20… Студент металлургического техникума».
– Они посыпались как из мешка, – говорит про своих первых чемпионов В. Ц. Первый победитель областных соревнований
появился в ДЮСШ уже через год после его прихода туда. И снова спрашиваю тренера про талант.
– Талант я у них у всех исключаю! –
рубит Черня, не думая. – Ни один из них талантливым не был! Не – был! Талант – это что-то слишком, мне кажется, сверхъестественное. И я видел ребят талантливых. Вот действительно талантливых. Та-
кой приходит на первую тренировку – и у него сразу всё получается. Сразу! Идёт поворот по оси туловища, видно, что удар у
него будет, как говорят, невидимый. Очень
быстрый, резкий удар. Были мальчишки «от Бога» – им только показывай, а они будут впитывать и выдавать с ещё большим
эффектом.
– Но они все исчезли почему-то. Все исчезли. А вот с остальными – теми, кто остался, – нужно было работать и работать. И
работать они не отказывались.
Вслед за седьмой фотографией на стен-де – вакантное место. Белое пятно точно такого же размера. Стимул для остальных.
А ниже – «Советы тренера».
«Будь вежлив, скромен и опрятен.
Всегда умей сосредоточиться на том, что ты делаешь, будь это работа, еда или тренировка.
Не станешь ни сильным, ни ловким, коль будешь трусливо беречься.
Если ты не испугаешься, испугаются тебя.
К судье относись с уважением, выполняй все его указания. Умей с достоинством
принять даже несправедливое решение судей.
Соблюдай правила дорожного движения. Будь внимателен при переходе дороги!»
* * *
ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ ЧЕРНИ.
«Скромность. Вежливость. Опрят-
ность. Вот основные требования, с которых начинается бокс и воспитательный
процесс, связанный с ним.
ОФП боксёра – фундамент его техники и мастерства.
Закаливающие процедуры – гарантия непрерывности тренировочного процесса.
Повальная эпидемия гриппа 1984-85 гг. обошла отделение бокса ДЮСШ стороной.
Ни один учащийся не заболел.
Посещение музеев, выставок, достопримечательностей тех мест, где проходят соревнования – важный момент нравственного воспитания спортсменов, а это
– основа стабильности спортивных результатов.
Два из пяти занятий в неделю отделение бокса проводит на улице.
Совмещение правильно дозированных
нагрузок и медицинского контроля исключает перетренированность спортсменов.
Тренер и ученик – это связка на всю жизнь, если было заложено доброе, человечное.
Разбор боевых действий необходим на каждой тренировке, так как учит мыслить, находить нужную тактику ведения
боя. Подготовка мастера высокого класса требует большой индивидуальной работы
со спортсменом».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *