Журнал Владимиръ
Дискуссионный клуб

Информационная война

Феномен информационной войны

В настоящее время термин «информационная война» прочно укоренился в сознании читателя, а произошло это благодаря средствам массовой информации. Уже никто не вспомнит, кто первым употребил этот термин, но в сознании возникает ощущение, что информационная война была всегда. И это так, но раньше мы называли ее иными именами, оставляя за собой право свободно трактовать это понятие.

Информационная война существовала с незапамятных времен. Главное оружие в этой войне информация, способная сломить мнение противника в жестком противоборстве. Победа любой ценой, для достижения которой хороши все средства, но информационная война не имеет четких форм. Здесь нет четких правил как в войне традиционной, а сила оружия в информационной войне заключается в умении оперировать информацией.
Если разбирать дальше и углубляться в феномен информационной войны, а по другому просто нельзя сказать, так как детальный анализ этого явления приводит именно к феномену. Что же скрывается за этим феноменом?
Можно сказать, что информационная война ведется всегда и везде, будь то политические баталии или конкурентная борьба между коммерческими структурами. По крайней мере, технологии воздействия на общественное сознание схожи и в том и в другом случае. В одном случае, когда, например проводятся выборы, появляется харизматичный ведущий, который проводит уничижительные репортажи против одного из кандидатов. Результат превосходит все ожидания: на политической карьере оппонента можно поставить крест. Или взять борьбу между корпорациями за рынки сбыта, то здесь главное — общественное мнение. Например, одна корпорация собирается производить дешевую агрокультуру, способную решить проблему голода в Африке, но тут появляется информация, что местные фермеры могут разориться, а почва может быть загрязнена. В результате посевы уничтожаются разгневанными местными жителями, а заказчик информационной атаки потирает руки.
Вот только незначительные примеры того, что может являть в себе информационная война. И конечно же эта война ведется с использованием СМИ, а журналисты становятся бойцами информационного фронта, где бы ни разворачивались события. Как и в настоящей войне плата может быть несоизмерима высока — это человеческая жизнь. В год гибнет несколько десятков журналистов, и это только в горячих точках, а сколько журналистов гибнет в «мирной жизни» из-за своей профессиональной деятельности.
Сами СМИ становятся ведущими игроками в информационной войне. Одни правительственные, другие — оппозиционные. И те и другие ведут непримиримую борьбу между собой. И это тоже информационная война. Вот почему вы не найдете СМИ или же их по пальцам можно сосчитать, в которых информация более или менее сбалансирована и отвечает интересам как одних, так и других.
Но война, есть война, а информационная война может стать пострашнее войны ядерной, неся разрушение экономики и огромные человеческие потери. Вот почему СМИ находятся под постоянным диктатом своих владельцев. Если журналист, работая в проправительственном СМИ начнет выдавать статьи, идущие в разрез с политикой партии, то такой журналист будет тотчас уволен, и напротив, если журналист «свободной печати» вздумает хвалить «плохих парней», то его, скорее всего, тоже попросят вон из редакции. И тут ничего не поделаешь, на войне как на войне.
Информационная война может вестись между государствами, между отдельными группами внутри самого государства. Также государство может вести информационную войну против собственного народа. В любой войне, в том числе и информационной, решающим фактором остается человек. Информационная война способна нарушить внутренний баланс, создав

критические изменения в обществе. На СМИ лежит особая ответственность: то как журналисты освещают данную тему, анализ критических материалов, создание защитных механизмов по купированию информационных угроз. Необходим механизм обезвреживания, контр информационное оружие, которое сможет оперативно реагировать на современные угрозы в сфере информации. Все журналистское сообщество обязано принять меры в этом направлении. Глубокий анализ материалов, его воздействие на аудиторию — все должно быть изучено. При этом необходимо повышать информационную культуру аудитории, постоянно рассказывая о наиболее изощренных приемах воздействия на сознание людей, вырабатывая у аудитории критическое мышление. И это, конечно, применимо к определенной области рассматриваемого нами феномена, в которой фигурируют СМИ и журналистика в целом. Но забывать, что в последнее время границы размываются, и одна часть проблемы становится составляющей другой области. Но основа все же остается прежней — это журналист и его оружие, его мастерство. В обычной войне оружием является огнестрельное оружие, в войне, которую ведет журналист, это перо.
То как журналист проводит подбор и поиск информации, используя все доступные способы, должно отражать компетентность и подготовку журналиста, так как любая информация может стать оружием в умелых руках, а если эти руки окажутся не совсем чистыми, то последствия могут быть непредсказуемыми, но это уже вопрос морально-этического характера, тоже, кстати сказать, занимающего не последнее место в исследуемом нами феномене информационной войны и то, как этот феномен формирует картину мира по средствам СМИ.
Именно СМИ отводится при информационных атаках, как вербальных средств коммуникаций. Есть еще и невербальные средства информационного воздействия и о них будет сказано отдельно в последующих главах нашего исследования, если это будет необходимо для того, чтобы дополнить картину и показать глубину феномена.
Вообще, очень трудно, если не сказать невозможно, изменить сложившиеся стереотипы, но с помощью СМИ можно весьма успешно влиять на формирование ложных установок, из которых данные стереотипы формируются, и тогда у аудитории складывается впечатление, что поведенческие установки пришли в результате собственной внутренней работы, а не были навязаны извне.
Только самые прозорливые читатели смогут заподозрить неладное, а большая масса попадет под управление массовым сознанием. Можно предположить, что над разработкой технологий информационных воздействий работают специалисты самых разных областей науки: от физиков и биологов до социологов и филологов. Но это на данном этапе не самое важное, на чем необходимо заострить внимание, а внимание стоит сосредоточить на том, что лежит в основе данных исследований. Ведь кто-то же затрачивает огромные ресурсы на них.
Кому же могут быть выгодны информационные войны. Предположим, что некие властные структуры заинтересованы в них. Любая война — это огромные прибыли для производителей оружия. Кроме того, война является площадкой для отработки разного рода новшеств, в том числе, информационного воздействия. Конечно, эти силы никогда в открытую не заявят о себе, но и обнаружить след деятельности подобного рода возможно благодаря все той же информации, которая принимает глобальный характер, а обмен информацией происходит с необычайной быстротой. В таких условиях все труднее становится сохранять конфиденциальность, а всеобщая глобализация, изначально благоприятствовавшая информационному агрессору, может обернуться против него самого, как например, случилось, когда в США разразился скандал с Эдвардом Сноуденом.
Информация под грифом «совершенно секретно» была опубликована всеми СМИ, обезоружив на время ошеломленных хищников из АНБ, но эйфория, как мы видели, длилась недолго, и сегодня одному богу известно, что замышляют заморские гении. Но урок все же

был преподан миру: информация личного характера о каждом человеке может иметь стратегический характер. Возможно, что на основе этой информации разрабатываются новые способы информационного воздействия. Кто знает…

Истоки информационной войны

С давних времен человечество мечтает приобрести идеальное оружие, с помощью которого можно будет осуществить безоговорочную победу над врагом. В этом безудержном стремлении родились самые безжалостные способы уничтожения. Вместе с этим оттачивалось и информационное оружие. Наверняка в древнем мире практиковался перехват посыльных, передававших донесения, и подтасовка информации. Все изменилось с изобретением печатного станка Гутенберга. С появлением газет и другой печатной продукции информационные войны шагнули на новый уровень. Силу печатного слова осознавали все могущественные монархи просвещенного мира. В частности, Наполеон утверждал, что одна газета может заменить ему целую артиллерийскую армаду, которую полководец всегда выдвигал вперед как главное условие для победы.
Достаточно вспомнить как боялись газет и журналов русские цари, подвергая жесткой цензуре неугодные издания. И это тоже была информационная война, которая закончилась свержением монархии. Можно сказать, что информационная война переросла в череду революций и закончилась тяжелой кровопролитной гражданской войной.
Не зря, как только большевики пришли к власти в России, они сразу же закрыли все издания, памятуя о том, что внесло значительный вклад в дело революции. Сам Ленин, который являлся блестящим журналистом и главным редактором, понимал значение прессы.
Взрывной скачок в информационном воздействии произошел с изобретением и внедрением в массы так называемых новых медиа: телевидения и радио. Больше всего в этом деле преуспели нацисты фашистской Германии, когда геббельсовская пропаганда показала наглядный пример того, как можно манипулировать общественным сознанием, а информационная война служила подготовкой к войне традиционной. Общественное сознание требовалось подготовить к грядущему кровопролитию. При этом доказывалось, что иначе и быть не может, война преподносилась как праведная реакция на варварские действия отсталых недолюдей. Это в прямом смысле вдалбливалось в сознание людей по средствам каждодневной трансляции через СМИ. Инакомыслие подавлялось жестоко и немедленно.
Достаточно вспомнить как информационная волна ненависти в немецкой прессе, направленная против еврейского населения переросла в чудовищное истребление целой нации. Надо заметить, что зверства творились при полном одобрении общества, а концентрационные лагеря работали без передышки, уничтожая людей. Заметим, что антисемитизм достиг в Германии небывалого размаха, и все это благодаря СМИ, которые принимали участие в беспрецедентной компании, направленной против евреев.
Использование СМИ в качестве рычага тирании имеет ряд ярких примеров. Не только немцы отличились в этом . Если взять советскую прессу тридцатых годов прошлого столетия, то вы увидите, как развертывались обличительные компании против целых сообществ, которые заканчивались смертельным приговором трибунала. И это пример информационной войны против собственного народа, не знавшего себе равных во всей истории.
Как часто у нас бывает, самые прогрессивные изобретения человечества оборачиваются против него самого. Это касается и печатного станка и радио, и телевидения. Любопытно, что в наши дни находятся люди, готовые оправдывать тиранию, истолковывая ее как

необходимость, с чем, конечно, согласиться никак нельзя, отдавая дань светлой памяти многочисленных жертв, павших от тех самых тираний.

Исторические параллели

Но история знает и ряд других примеров, когда в результате разоблачительных публикаций, на свет выходила информация, не позволявшая продолжать творить злодеяния. Поднималась такая информационная волна, которая позволяла направить общественное мнение в нужное направление. Так, например, произошло, когда были обнародованы данные о злодеяниях османов в Болгарии, где геноциду подвергалось местное население. Уничтожению подвергались целые селения, пощады не было никому: женщин, стариков, детей — всех убивали.
Информационная война началась не вчера и закончится не завтра, а стало быть необходимо не забывать каждый случай. Вспомним, как на протяжении многих лет информационная война ведется против нашей страны. Сначала нападкам подвергалась дореволюционная Россия, затем СССР.
Но даже во времена Первой Мировой войны находились достойные российские издания, которые блестяще справлялись со своей обязанностью и публиковали на своих страницах материалы, поддерживающие моральный дух нации.
Одним из таких изданий был журнал известного российского издателя Суворина «Исторический вестник». Понимая всю важность информационного противоборства , редакция привлекла к работе видных исторических деятелей, которые на протяжении всей войны публиковали достоверные исторические статьи. Журнал продолжал свою работу вплоть до того момента, когда большевики закрыли издание.
На страницах издания помимо всего прочего велась патриотическая работа. Давались грамотные обоснования войны против Германии, которая с давних времен стремилась к захвату исконно-русских территорий, огнем и мечом насаждая свою чуждую для славянских народов культуру. Во главу угла ставилось сопротивление германцам и освобождение порабощенных братских народов. Вот почему журнал занимал ведущие позиции на информационном фронте.
Советская журналистика многое переняла в области ведения информационного противостояния у изданий царского периода. Например, большевики заимствовали модель издательства, существовавшую в Российской Империи, выстроив на ее базе свой Госиздат.
В тяжелые дни, когда во время Великой Отечественной войны Москве грозила опасность захвата, все советские издания единым фронтом выступили против смертельного врага. На страницах газет печатались воодушевляющие и заражающие своим героическим примером, пусть иногда вымышленные, но несомненно имеющие реальные апологеты, беспримерные подвиги.
Каждый боец Красной армии, читая знаменитые строки «Василия Теркина», видел в них себя. Такой это был родной для каждого солдата образ, что казалось, что этот парень служит в соседнем подразделении. Перелом в Великой Отечественной войне произошел до исторической Сталинградской битвы. Он свершился на страницах советских газет, влетел вихрем через громкоговорители репродукторов в самое сердце каждого советского человека, обеспечив моральное превосходство над врагом.
Наполеон и Гитлер не могли понять, как эти русские расстаются со своими жизнями с пренебрежением, наводя животный ужас на врага. Этот феномен можно назвать внутренней

информационной войной. Именно этот внутренний ресурс всегда составлял загадку для иноземцев, которые не могли понять простой вещи, что русского невозможно убить физический, его можно победить только на духовном уровне, уничтожив духовно-идеологические скрепы.
И вот кто-то на Западе пришел к заключению, что против России необходимо бороться иными методами. Был рожден план грандиозного информационного нападения. Пусть эта информационная атака рассчитывалась в долгосрочной перспективе, но результат от нее превзошел все ожидания. Эту информационную войну назвали войной холодной, но урон от нее был нанесен сокрушительный. Разрушенная экономика, развал жизненно-важных социальных сфер. Все это повлекло катастрофические последствия. Смертность населения достигла масштабов невиданных, сравнимых разве что с потерями в Великой Отечественной войне. История не знал подобных примеров, чтобы страна, не ведущая кровопролитных войн и не испытывающая на себе страшной эпидемии, теряла такое огромное количество людского населения. Последствия этого вселенского мора наша страна, к сожалению, испытывает на себе до сих пор. И во всем виноват бездумный переход от одного социального строя к другому. Эта борьба не прекращалась ни на мгновение.
То что происходило в странах Южной Америки, только подтверждает, что информационная война велась самыми грязными способами. Вспомнить хотя бы эскадроны смерти. Сейчас можно прямо сказать о том, что США руками своих марионеток творили злодеяния, от которых стынет кровь в жилах.
Обычные люди хотели освободится от гнета иностранного диктата, но у капиталистов было иное мнение на этот счет. Они распространили свое влияние на всю Южную Америку. После поражения на Кубе американский империализм не мог себе позволить, чтобы под боком у США возникали социалистические страны. Хотя бы вспомнить как жестоко расправились с законноизбранным президентом Чили. Диктатор Пиначет гусеницами танков растоптал свободу при полной поддержке своих хозяев из Вашингтона. Но это были еще цветочки по сравнению с тем , что творилось в соседних странах.
В эскадроны смерти набирали молодых людей из бедных слоев населения. Их подвергали психологической обработке в лучших традициях СС. Инструкторами выступали военные США. Деньги на поддержание марионеточных правительств выделялись из американского бюджета. Но хозяева требовали отчета, деньги просто так не давали. И тогда молодчики начинали действовать.
Поражает тот факт, что так называемая свободная пресса ни словом не обмолвилась о бесчеловечных преступлениях. В прессе того времени на западе ничего не говорилось о кровавой бойне, которую устраивали, снабжаемые оружием и деньгами США хладнокровные молодчики.
И только тогда, когда под пули палачей попал католический священник, который просто хотел помочь бедным людям, пресса обмолвилась коротенькой заметкой. Но расследования не последовало. США не нужен был скандал. Шум был замят. Американцы понимали, что поддерживают грязных убийц, но эти убийцы были для них своими. И это было главное. Финансовые круги хотели видеть обеспечение безопасности своих капиталов, и помимо всего прочего, они хотели и дальше продолжать ограбление местного населения, прикрываясь лозунгами о свободе слова и о свободных рынках. Эти идеи проповедовали все прогрессивные СМИ, позиционирующие себя как столпы свободомыслия, но это была всего лишь информационная война. Штаты закрывали глаза на то, что творят их ставленники в разных концах планеты, обильно вливая в проблемные регионы деньги и оружие. Все это происходило при мощной информационной атаке, которой мог противостоять только СССР. Вот почему направление главного удара информационной войны было направлено на Россию.

Но шило в мешке не утаишь, и постепенно преступления прихвостней США стали вылезать наружу. Пресса уже больше не могла молчать, а общественность внутри самих Штатов постепенно начала обращать внимание, на многочисленные репортажи журналистов, которые, рискуя собственной жизнью, выполняли свой профессиональный долг, описывая зверства эскадронных убийц.
Убийства совершались с особой жестокостью еще и затем, чтобы нанести психологическую травму и запугать людей. Убить могли лишь только за то, что человека, например, заподозрили в свободомыслии. За это ему могли совершенно безнаказанно проломить череп или вовсе отрубить голову и выставить ее на шесте возле жилища жертвы. Причем возраст и пол жертвы не имел особого значения. Молодчики, например, свободно могли играть головой убитого в футбол. Подобные методы натаскивания были в арсенале американских инструкторов, как элемент психологической информационной войны.
Целые деревни подвергались резне. Трупы сбрасывались в реку, что вызывало в прямом смысле этого слова багровые реки. Одна женщина, вернувшись домой с собрания профсоюза, обнаружила, что вся ее семья была убита. Трупы располагались за столом в сидячей позе, держа в своих руках отрезанные головы. Руки убиенных были прибиты к головам, так что создавалось впечатление, что мертвые поглаживают свои отрезанные головы. Но самое страшное убийцы совершили с грудным младенцем несчастной женщины. У малыша выпустили всю кровь, наполнив мешок, который подвесили над столом к потолку. Таких страшных эпизодов можно собрать превеликое множество.
Преступления уже больше нельзя стало замалчивать, когда зверскому убийству подверглись монахини одного из католических монастырей. Перед смертью их изнасиловали, но убицы не учли тот факт, что монахини были белыми. Волна негодования прокатилась по США. Дело дошло до Конгресса. Южноамериканские диктаторы постепенно стали терять своих всесильных покровителей. Но детали преступлений никогда не должны были всплыть наружу. Поэтому, когда американцы организовывали бегство того или иного своего ставленника, то предпринималось все, чтобы последний никогда не предстал перед судом. Это позорная историческая веха не только для самих Соединенных Штатов, но и для всей прессы Запада. Нет, конечно, находились смельчаки, которые, рискуя собственной жизнью, объективно освещали события в СМИ, но таких были единицы.
Список преступлений можно продолжать и продолжать. Борьба за свободу и независимость, например, дорого обошлась курдскому народу, против которого турецкие военные использовали все имеющееся у них вооружение, поставляемое опять же все теми же Соединенными Штатами. Все эти смертоносные атаки всегда сопровождались массированной информационной атакой. Целые города, где проживали курды, объявлялись логовом террористов, а затем безжалостно бомбордировались с воздуха.
Никто и никогда не подсчитывал жертв информационной войны. Но если считать, что такая война ведется с конца XVII века, когда обострилась классовая война, которая может являться часть информационной войны, то количество жертв будет исчисляться многими миллионами.
Что может противопоставить современное общество информационным атакам и как защититься от информационных атак. В информационную эру данная проблема требует быстрого решения. Люди нуждаются в эффективной защите. Развитие информационных технологий поставили под угрозу целые страны.

Роль спецслужб в информационной войне

Оценивая современные вызовы, невольно приходишь к неутешительным выводам: от информационных атак не защищен никто, а последствия подобной атаки могут сравниться с применением оружия массового поражения, так как все жизненно-важные узлы современного общества находятся по управлением компьютерных систем, уязвимых перед лицом многочисленных вирусов, которые в большом количестве разрабатывают спецслужбы всех крупных держав мира.
В СМИ все чаще просачивается информация о деятельности неких хакеров, которые составляют кибервойска. Такие войны всегда находятся в тени. Их невозможно отследить, а доказать , что это была именно такая атака практический невозможно.
До сих пор никак не может утихнуть скандал в американской прессе о вмешательство в выборы американского президента россииских хакеров. То есть сам факт, что такое возможно, говорит о многом.
Что уж говорить о том, что информационные атаки становятся иногда прикрытием бонального воровства. Давно уже стало притчей во языцех кража наличных средств с электронных кошельков граждан. Но это не самое страшное, что может произойти в результате информационной атаки.
Представьте, что перестанет функционировать электроснабжение и отключится газ, а все компьютеры просто разом зависнут. Такой сценарий хорош только для голливудских блокбастеров, но совершенно не мыслим в реальной жизни. Страшно даже представить, что будет с людьми, находящимися, например в поездах или в воздухе. Их ожидает неминуемая гибель, так как управление подобными системами осуществляется с помощью компьютеров. Представьте, что идет сложнейшая операция, и в этот момент гаснет свет. Пациента при таком раскладе ожидает смерть. Можно еще много перечислять, перебирая самые апокалиптические сценарии, но самое неприятное это то, что информационной атаке могут подвергнуться оружейные системы, призванные стоять на грани хрупкого баланса войны и мира.
Как же себя чувствуют СМИ в подобной ситуации. Они также активно участвуют в информационной войне. Исходя из той же информации, подчерпнутой из тех же самых СМИ, третья мировая война будет информационной, и она уже началась. По крайней мере так вещают СМИ. Что же делать простому человеку в таких условиях? Получается, что мы все участвуем в информационной войне, которая непонятно когда началась и неизвестно когда закончится.
Страх перед глобальным конфликтом поддерживают те же самые СМИ, из которых мы узнаем каждодневные новости. Там постоянно нагнетается ситуация и кажется, что хрупкое равновесие вот-вот рухнет. Но нет. Наступает новый день, и мы идем на работу, погружаясь в повседневные заботы, которые далеки от военных конфликтов и информационных войн.
С развитием Интернета наступила новая информационная веха. Мобильны Интернет сузил весь мир до размеров экрана смартфона, а вот возможность информационного воздействия и его эффективность повысилась многократно.
Вообще информационные войны в той мере, какой люди привыкли ее видеть, разразились в конце прошлого беспокойного столетия, и произошло это во многом благодаря вездесущим СМИ. Наверняка многие смотрели по телевизору как с американских ракетных эсминцев, находящихся за многие километры от уели, в небо взмывали крылатые ракеты и уносились огненным вихрем, сея смерть и разрушения на многострадальной сербской земле. Бомбардировки Белграда, которые США начали без одобрения ООН, открыли новую веху в

истории современных войн. А еще немногим ранее, телевизионная война под названием « Буря в пустыне» облетела все новостные программы. Тогда еще мало кто понимал , во что выльются военные авантюры США, которые решили выбить вместе с петлями дверь и войти в чужой монастырь со своими правилами. Для телезрителей все было очень привлекательно, ведь сюжет более походил на обычный боевик с той лишь разницей, что за кадром скрывались реальные человеческие жертвы.
Но, видимо, стратегам из Пентагона так понравилась картинка, что они решили продолжить подобную практику, используя информационную составляющую как элемент психологического подавления противника, и в то же время предоставлялась возможность представить все таким образом, что бы мировая общественность не имела альтернативного взгляда на происходящие события. И вот тут то и становится очевидным, что в глобальных масштабах происходили манипуляции общественным мнением. В самой демократической стране мира очень легко оказалось воздействовать на сознание так, что бы обыватели думали, что это они сами, без всякой посторонней помощи, пришли к данному умозаключению. И ничего, что кто-то просто взял и посодействовал этим хорошим людям думать так, как это было необходимо Госдепартаменту.
Затем последовало вторжение в Ирак под совершенно надуманным предлогом. Но мир уже был другим: пожар информационной войны разгорался с ужасающей быстротой. И уже никто не удивлялся. Все оправдывало страшное зрелище, застывшее как на паузе, влетавших в небоскребы пассажирских авиалайнеров с пассажирами на борту. Может, это были очередные жертвы информационной войны, в самом отвратительном ее проявлении — терроризме, выраженном в исламском экстремизме.
Но сам Ислам тут, конечно не причем. Все дело опять же в том, что когда СССР ввязался в войну в Афганистане, США в срочном порядке организовали на территории соседнего Пакистана базы для тренировки боевиков, тем более что опыт по созданию подобных тренировочных лагерей молодчиков уже имелся большой. Оставалось только снабдить боевиков оружием и деньгами. На эти цели США выделяли большие суммы, а свободная пресса на весь мир трубила о советских захватчиках и о народно-освободительной войне.
И вот привычка США сеять смерть чужими руками и любыми доступными способами больно ударила по самой Америке. Но информационная спираль войны уже раскручивалась с новой силой. И снова по телевизору начали мелькать кадры очередного блицкрига, погрузившего Ирак в руины. К этой войне еще более активно подключился Интернет, что давало аудитории наблюдать за военными действиями в прямом эфире. В основе была идея, активно внедренная в сознание обывателей, что хорошие парни борются против плохих парней и, конечно, побеждают. Но на деле не все оказывалось так однозначно.

Победа или смерть

Хаос, посеянный американской машиной, породил новое зло, которое расправило свои черные знамена, которые упали зловещей тенью на весь Ближний Восток. Но в действиях самих террористов отчетливо просматривалась выучка, которую получали боевики на базах Пакистана от американских инструкторов. Главное в ней было — невиданная жестокость, способная сравниться разве что с преступлениями гитлеровцев. Интересно, если бы Интернет уже был на службе у фашистов, транслировали бы они то, как горят в печах лагерей смерти несчастные люди. И как аудитория восприняла бы подобные кадры. Ведь спокойно смотрели же на то, как бомбы сыпятся на города, превращая дома в груды развалин, под которыми гибли жители. Смотрели и аплодировали! То есть то, как американцы
освещали свои ближневосточные компании, очень похоже на то,что показывали нацисты в своих кинотеатрах.
К какому жанру можно отнести подобное и можно ли говорить о подобном информационном контенте в привычном ключе? Последним «жанром», который террористы транслировали через медиа — казни в прямом эфире. Но это продолжалось не долго, так как, по всей видимости, всех инициаторов подобных роликов нашли и ликвидировали. Сейчас уже некому снимать страшное кино. Но информационная война настолько непредсказуема, что никто не может знать, где будет произведена следующая атака. Угроза постоянно трансформируется, подстраиваясь под новые реалии. Как только гидре отсекают одну щупальцу, на ее месте вырастает другая. Необходимо лишить чудовище головы, но где оно скрывается — никто не знает. Понятно, что в руках у монстра сосредоточены неограниченные финансовые возможности, которые могут подтвердить теорию, что за всем этим стоит одно из самых мощных государств мира. Мысль такая приходит, когда видишь, что боевики используют самые передовые технологии и самое современное вооружение. Ведь кто-то их снабжает всем этим?
Совсем еще недавно со страниц информационных изданиях не сходили трагические события крушения авиалайнера в небе над Донбассом. Тогда очень активно на самом высоком уровне в доказательство вины ополченцев предъявлялись доказательства, которые были взяты из социальных сетей. На этом примере стало очевидно, что информационная война вступила в новую фазу с привлечением новых медиа. До этого, конечно, в прессе появлялись публикации на тему использования социальных сетей в информационной войне. Например, цветные революции координировались именно с использованием социальных сетей.
Не стоит забывать, что на западе дано разработали стратегию ведения информационной войны с использованием социальных сетей. Учитывая вовлеченность молодежи в социальные медиа, угроза приобретает стратегический характер. Сегодня молодые люди в большинстве своем не читают газет и не смотрят телевизор. Все новости они узнают из социальных сетей. В этой среде существует своя модель манипуляции общественным мнением. И такое воздействие может оказываться в интересах различных кругов, формируя повестку дня и благоприятное общественное мнение, корректируя его в нужную сторону в зависимости от ситуации.
Будь то предвыборная борьба или противостояние коммерческих структур. Везде методы информационного воздействия работают достаточно хорошо. Для этого создается определенная группа, или происходит внедрение субъекта в уже сложившуюся группу. Обычно это бывший работник спецслужб. Как правило это группы по интересам, где существует нечто, что объединяет данную группу людей. И начинается последовательная работа по формированию нужного направления развития мыслей в беседах данной группы. Все происходит так, что каждый участник группы не ощущает никакого информационного влияния и думает, что все его умозаключения происходят исключительно благодаря собственным мыслям. Так формируется нужное общественное мнение для определенных групп, а если учитывать, что аудитория социальных сетей это молодежь, то перспектива здесь неутешительная. Такой вид информационной войны называется астротурфингом. Дословно это обозначает искусственное покрытие на стадионах. Подобным образом замещается общественное мнение в группах социальных сетей.
Вообще СМИ и Интернет очень активно влияют на формирование картины мира и на общественное мнение. Вот почему контроль над известными СМИ находится в руках заинтересованных лиц. С Интернетом все немного сложнее: нельзя просто взять и отключить неугодное издание, как показала попытка Роскомнадзора отключить Telegramm Павла Дурова. Но работы в этом направлении ведутся, а законодательная база пополняется все новыми и новыми инициативами по ограничению в Интернете.

В будущем, наверное, все войны будут информационными. Для победы над врагом не нужны будут ни танки, ни ракеты. Но возможно, что роль СМИ в информационном противостоянии будет усиливаться. СМИ остаются решающим фактором в информационной войне, и вместо артиллерии на передний план будут выдвигаться СМИ. Как в традиционной войне огромное значение имеет артподготовка, так в информационной войне будет производиться массированная подготовка с использованием СМИ. Эта подготовка будет начинаться задолго до финального штурма, но основная задача по подавлению сопротивления будет возложена именно на нее.
Не следует думать, что информационная война будет без жертв, напротив — по количеству жертв она, быть может, превзойдет все войны вместе взятые. Не дай бог, конечно. Но готовиться к самому худшему развитию ситуации все же необходимо.

Война на пороге

Информационная война уже идет, и мы видим как информационные атаки направлены прежде всего на молодые неокрепшие умы. Здесь прослеживается вполне определенная стратегическая задача, воспитать такое поколение, которое поднесет победу на блюдечке. Подобная стратегия применялась в странах бывшего Советского Союза, когда создавались иностранные фонды, спонсирующие нужную идеологию. Например, на Украине выросло поколение, которое всерьез уверено, что Степан Бандера — борец за свободу и независимость, а не нацистский палач. Героизация нацистов произошла и в Прибалтике. Тем самым наша страна со стороны Запада сегодня окружена плотным кольцом враждебности.
Сегодня и наша молодежь уязвима перед информационными атаками. Государство поздно спохватилось: информационная война за умы молодых почти проиграна. В такой ситуация придется принимать радикальные методы, чтобы изменить ситуацию и не свалиться в пропасть. Обычные пропагандистские методы здесь уже не помогут. Одной из важнейших задач по изменению ложных установок, является сохранение национальной идентичности по средствам сохранении истории в ее первозданном виде. Бережное обращение с историей, с памятью о великих подвигах предков, диктует нам сама жизнь, так как информационные атаки прежде всего направленны на самое дорогое что у нас есть — нашу историю. Вот почему так остро ставит этот вопрос наше руководство. Вот почему негодует каждый честный человек, когда со страниц СМИ раздаются мнения порочащие нашу историю. Конечно, не все было гладко, но ключевые события, которые составляют духовную основу нации, остаются неизменными.
На эти события чаще других подвергаются информационным нападкам. К этому, например, относятся события Великой Отечественной войны. В условиях, когда ветеранов становится все меньше и меньше, задача общества сохранять чистую память о жертвах. Необходимо помнить кто победитель, и по чьей вине была развязана мировая бойня. В связи с этим на СМИ возлагаются особые обязанности по недопущению искажения истории. Это наш последний бастион, и если мы не сможем защитить его, то нас постигнет печальная участь СССР, участь побежденного в информационной войне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *