Журнал Владимиръ
Историко-духовное возрождение

НАКАНУНЕ ВЫБОРОВ

Владимир Филиппов знал профессию уголовного розыска не понаслышке. Он умел складывать из первичной информации вдумчивые версии и вёл подчиненных к раскрытию преступлений. Владимир Павлович направлял группы сыщиков и пахал сам ночами, без продыху, круглосуточно. Чувствовать и разгадывать преступника на первичном этапе – особое дарование оперативного уполномоченного, данное откуда-то свыше. Десятки раскрытых убийств, сотни преступных эпизодов грабежей и разбоев «разматывались» Филипповым в изнурительном труде. Бесконечные ночные выезды на места происшествий ещё сильней закаляли сыщика уголовного розыска.
Матёрые преступники из 90-х доставались ему непросто. Когда они оказывались с ним один на один, в кабинете ОУРа, Филиппов начинал «колоть» бандитов, загоняя их в угол. Владимир Павлович железной логикой опережал злодея, отрезал пути ухода в «несознанку».
Самым поощрительным итогом для него было воскликнуть среди подчинённых: «Профилактика? – Лучшая профилактика – это арест бандита!». Подполковник Филиппов произносил эту формулу от седовласых сотрудников уголовного розыска и философски, загадочно добавлял: «Вечен только сыск!». При этой фразе опера из отдела знали, что Палыч (так они его называли даже после очередной взбучки, – прим. авт.), закончил личную разработку очередного преступника полным изобличением. И когда он станет начальником криминальной милиции Свердловской области – уж он-то непременно приложит к тому все силы! – среди милицейских полковников о нём станут говорить: «Это тот самый Филиппов, что вёл разработку «Стрелка» – преступника, хладнокровно выполнявшего заказные убийства.
Этот вид преступлений практически не раскрывался, так как «заказухи» выявлялись лишь на бытовой основе. Палыч в районе был известен. Верх-Исетский район был горячей точкой на карте Екатеринбурга. До прихода в райотдел Филиппова оперативная обстановка в районе была сложной, раскрываемость крайне низкой. В районе куча крупных промышленных объектов – ВИЗ, Уралкабель, Завод ЭМА, режимные предприятия. Организованная преступность на ВИЗе поднимала голову. Филиппов был известен руководителям заводов и главарям преступных групп.
Криминальные круги полнились слухом, что Филиппову лучше не попадаться. Понимали, что на полумеры Филиппов не согласен. А опытный сыщик знал о преступниках в районе многое.
Общественность помогала начальнику всегда, так как понимала, что криминал может разрастись по всему району, что сети преступников могут быть раскинуты на детей, внуков, молодёжь. И даже подростки могут влиться в криминальные ряды. Район забурлил наркотиками.
На этом направлении тогда работа наркодилеров была в ведении уголовного розыска. Филиппов методично расставлял капканы. Оперработник чувствовал, что в районе действует канал поставки героина, налаживается сбыт зелья.
«Надвигается настоящая катастрофа! Срочно подключить всю общественность района! Все силы бросить на перекрытие канала. Необходимо подключить возможности ФСБ! Срочно!» – Это было биение сердца офицера. Мысли носились так же часто, как часто бился его беспокойный пульс.
К тому времени сыщик уже получил информацию о наркокурьере из Таджикистана, доставляющего героин к сбытчикам в районе. Группу по поимке организовал быстро, согласований от начальства получать не успевал.
Филиппову позвонил Глава Верх-Исетской администрации и сообщил, что на очередном совещании в администрации будет присутствовать генерал ФСБ. Полковник милиции прибыл к Главе, дождался когда высокопоставленный генерал выходил и преградил ему путь. Этические соображения Владимир Павлович оставил в сторону. Представился, быстро доложил о ситуации и заключил: «Товарищ генерал! Завтра совещание в 17 часов, жду Вашего сотрудника. Передавать информацию кому-либо ещё нет времени». От прямолинейности и напора сыщика генерал вытянул руки по швам и произнёс: «Сотрудник ФСБ будет у Вас!». Действия Филиппова не раз обескураживали высокое начальство, некоторым руководителям это не нравилось.
«Ясно, товарищ генерал!» – голос Владимира Павловича был до неузнаваемости радостным. Обстановка требовала ускорения событий. Через несколько дней начинались выборы Президента Путина.
Владимир Владимирович как человек и как бывший силовик был глубоко симпатичен Филиппову, который был убежден, что другой кандидатуры просто быть не могло. Владимира Павловича подкупало и то, что Верховный главнокомандующий остановился на высоком звании полковника и принципиально не менял свои заслуженные погоны. В.П. (так ещё называл Филиппова личный состав райотдела – прим. авт.), начал совещание без вступительных аккордов, сразу по делу: «Майор Кручинин, докладывайте!» И тот доложил: «Мы проанализировали поведение курьера в поезде и решили, что встреча на станции не состоится. Объект часто делает ложные маневры, пытается выявить наблюдение. Вполне реально, что он является прикрытием какой-то другой серьёзной операции. Иначе это просто не серьёзно для преступника такого уровня». Во время доклада Филиппов внимательно наблюдал за реакцией майора из ФСБ, прочитал его беспокойство. Полковник принял решение обменяться информацией с глазу на глаз. В двух силовых ведомствах обмен информацией не практиковали, и, несмотря на это, сыщик решил пойти ва-банк.
«Все свободны», – поторопился Филиппов. Остались вдвоем с офицером из контрразведки. «Вячеслав Михайлович, накануне выборов Президента, я не могу допустить какие-либо ЧП в районе. Возможно, что преступник в поезде из Таджикистана всего лишь прикрытие. Предполагаю, что настоящий курьер может смертельный груз везти и другим транспортом. Судя по операции прикрытия, вполне вероятно, что с грузом наркотиков могут быть и взрывчатые вещества. Эти два смертоносных груза достаются из одного преступного канала одинаковыми частями».
Майор ФСБ согласился с Филипповым, что нужно действовать быстро и «докладывать доклады» уже поздно. Слова В.П. о приближающихся выборах Президента возымели действие, он ещё и доверился милицейской интуиции. Опыт розыскника убедил контрразведчика действовать быстро и неординарно. Груз может быть сброшен на любой станции при подъезде к Екатеринбургу или настоящий курьер войдет раньше. Оперработник ФСБ доложил в свою очередь: «Мы своё наблюдение установили ещё до того, как Вы начали мероприятия. Мы также считаем, что настоящий объект где-то рядом. У нас получена информация о том, что боевой объект едет из города Куляба и найдет своих земляков в Верх-Исетском или Ленинском районах. Нужно будет организовать встречу. На данный момент мы не обладаем оперативными позициями среди таджиков-выходцев из Куляба. В самом поезде, через службу нашего наблюдения, а там работают две бригады, через наших людей в бригаде проводников мы плотно держим объект. Пока нет ничего, что указывало бы на реальное наличие у него груза. Ведет себя не замкнуто, даже несколько вызывающе. Прошедшую ночь не спал, постоянно выходил в тамбур и демонстративно закидывал насвай – азиатский табак. Явно привлекал к себе внимание. В городе «Н» вышел на перрон. Стоянка была длительная. Гулял по перрону, только на несколько минут мы упустили его из вида – очевидно, в это время был сделан звонок в Екатеринбург. Нами зафиксировано, что лжекурьер на боковом сидении, на школьной тетради нарисовал вертолет и поставил цифру «9». – «Больше информации не получено?» – спросил Филиппов.
«Пока нет. Мы держим лжекурьера под наблюдением плотно. Такой у нас приказ. Я нарушить не могу», – заметил майор. В это время сыщик определил, что на рисунке отвлекающего было изображено место на заправке по улице Репина, где и находился памятник «Вертолет». Это вблизи так называемого «Цыганского посёлка». До 21 часа оставалось не так уж много времени. Захват необходимо организовать уже сегодня. «Рискну», – подумал Филиппов. «Неужели груз передадут цыганам?» То, что цыгане в Верх-Исетском районе не занимаются наркоторговлей, начальник райотдела знал достоверно, иначе ему об этом было бы известно.
«Значит там залётный курьер? – начал разработку офицер милиции. – Попробую рискнуть без доклада. Если груз доставят в район – простить себе не смогу. Через несколько дней начнутся выборы Путина. Допустить ЧП невозможно. Майор, я готовлюсь к встрече, находимся на связи», – заключил Филиппов.
Чутье сыщика не подвело, настоящий курьер вышел к вертолету в 21 час 15 минут. Воины-афганцы по просьбе Филиппова перекрыли дальние подступы к месту передачи груза. Внутреннее кольцо замкнули опера ОУРа Верх-Исетского района.
Груз был обезврежен. «Моджахед» пойман. Взрывные вещества тоже были в составе смертоносной посылки.
Уже утром, на оперативке Владимир Павлович произнёс: «Профилактика? – Лучшая профилактика это арест бандита!». Поглядел на подчинённых и философски добавил: «Вечен только сыск!».
ЧП в районе было предотвращено. Шел февраль 2012 года. До выборов Президента РФ оставалось 20 дней. За оперативную работу без доклада начальству В.П. Филиппова не наказали. Опер из ФСБ получил очередное звание досрочно.
Продолжение следует…
Материал подготовил
Главный редактор журнала «Владимиръ», офицер запаса ФСБ РФ Владимир Фролов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *